Около 40% детей, которые родились в Соединенных Штатах в 1980 году, уже пережили развод своих родителей к тому времени, когда им исполнилось 16 лет. Как отражается на ребенке такой опыт? Я буду гораздо подробнее говорить о влиянии развода в главе 13, сейчас позвольте мне сосредоточиться только на одном вопросе, поскольку он является проверкой психоаналитической теории.

Если Фрейд прав, негативное влияние развода должно быть ббльшим, если развод происходит др или во время эдипового периода (примерно 3-5 лет), поскольку успешное разрешение эдипового конфликта и процесс идентификации требует присутствия обоих родителей. Более того, если дети живут с матерью после развода, тогда негативный эффект должен быть гораздо больше для мальчиков, чем для девочек. Девочка может идентифицироваться с мамой, поэтому по крайней мере ее полоролевая идентификация адекватна. Мальчик, по контрасту, лишенный отца, может никогда не пройти через процесс идентификации адекватно и может прийти к очень смешанной полоролевой ориентации и, возможно, более слабому суперэго. Результаты исследований детей в семьях после развода частично поддерживают вторую гипотезу, но не первую. Фактически, у всех детей отмечаются негативные последствия развода, но чаще всего исследования показывают, что у мальчиков возникает больше проблем У них чаще, чем у девочек, отмечаются поведенческие проблемы или появляется больше трудностей в школе после развода. Однако стоит отметить, что это обобщение может не подходить для подростков, среди которых девочки демонстрируют больше негативных реакций на развод своих родителей  хотя этот вопрос еще не прояснен до конца. Очевидно, что дети дошкольного возраста не всегда демонстрируют более выраженный или более длительный негативный эффект развода родителей, чем дети других возрастных групп; этот факт ставит под сомнение некоторые гипотезы Фрейда, касающиеся эдипова конфликта.

 Результаты этого исследования показывают, что в тех случаях, когда разведенные матери трудных детей не находились в депрессии, такие дети не демонстрировали повышенного уровня проблемного поведения. Таким образом, темперамент ребенка, без сомнения, имеет важное значение, но влияние темперамента может модифицироваться паттерном реагирования родителей. Другой пример сложности целой системы приводится в раннем исследовании Сюзан Крокенберг которая изучала группу из 46 младенцев первого года жизни и их матерей. Она измеряла раздражительность каждого ребенка (аспект темперамента) на 5-10-й день жизни и оценивала безопасность привязанности ребенка к матери в 12 месяцев. Мы могли бы ожидать, что у раздражительных детей чаще отмечалось бы отсутствие безопасной привязанности просто потому, что о них труднее заботиться. На самом деле Крокенберг не обнаружила прямой зависимости  Но Крокенберг на этом не остановилась. Она также измерила уровень социальной поддержки матери: наличие друзей и семьи, которые могли бы оказать существенную помощь и справиться с напряжением, вызванным рождением ребенка или другими возможными изменениями в жизни. Результаты исследования показывают, что небезопасная привязанность у ребенка чаще отмечалась, если одновременно действовали два фактора: высокий уровень раздражительности у младенца и низкий уровень поддержки у матери. Если ребенок был раздражительным, но мать получала хорошую поддержку, привязанность ребенка почти всегда становилась безопасной. Только одновременное действие двух неблагоприятных факторов приводило к негативным последствиям для ребенка.

Оставить комментарий

Рекомендуем почитать еще…

Свежие новости

Популярные новости